Отель с зеленым патио в Новом Орлеане

Нью-йоркская дизайн-студия Stonehill Taylor превратила здания бывших контор и складов конца XIX века в новый люксовый отель на 196 номеров, сгруппированных вокруг зеленого патио.

Новый отель находится в районе, известном как Central Business District. В 1800-х годах большая часть его кварталов, прилегавших к набережной Миссисипи, была застроена товарными складами, деловыми конторами, магазинами и фабриками. Стремительная джентрификация района в конце XX века превратила многие из них в арт-галереи, рестораны и клубы. Новый The Eliza Jane, пополнивший коллекцию отелей Hyatt, следует уже проторенному пути: в его стенах и ранее располагалась гостиница. Полностью реконструированная сменившимися владельцами, этим летом она открылась под новым именем.

Отель интересен своей архитектурой, оставшейся в наследство от индустриальной эпохи. Его пространство образуют семь разных зданий XIX века, объединенных вокруг большого открытого двора. Некоторые из них когда-то служили магазинами и товарными складами, в других располагалась фабрика по производству знаменитого ликера Peychaud’s (его изобретатель француз Антуан Пешо в 1790-х поселился в Новом Орлеане) и офис газеты The Daily Picayune. Именно она подарила отелю новое имя и “легенду”, разыгранную затем в его интерьерах. Как выяснила команда дизайнеров, в конце 1800-х во главе известнейшего в Луизиане СМИ стояла Элиза Джейн Николсон, первая в Америке женщина, посвятившая себя профессиональной журналистике и издательскому делу. Ее стилизованный черно-белый “портрет” теперь можно увидеть над стойкой ресепшена прямо напротив входа в отель.

Дизайнерам нью-йоркской студии Stonehill Taylor, работавшим над интерьерной концепцией и ее воплощением, удалось подчеркнуть красоту старинной архитектуры с ее захватывающим масштабом, высокими потолками, свободно перетекающими пространствами. Первый этаж они спроектировали как череду сменяющих друг друга лаунджей, сохранив широкие арочные пролеты, красно-кирпичную кладку, открытые балки перекрытий. Несмотря на индустриальное прошлое отеля, лофт-эстетика не стала определяющей. Голый кирпич и открытые металлические конструкции смягчены яркими оттенками розовой терракоты, спелой вишни и клюквы, цветочными принтами, блеском золотистой меди и живой зеленью. 

Обстановку в духе богатого европейского дома создают панели-буазери с классическими профилями, камины c мраморными порталами, восточные ковры, мягкая мебель в бархатных и кожаных обивках. Напоминанием об Элизе Джейн и ее деле служат названия номеров (есть здесь и Publisher’s Suit, и Editor’s), а также винтажные печатные машинки, расставленные вперемешку с книгами в главном лаундже, который закономерно называется Press Room. Не забыты и другие квартировавшие здесь компании: специально для всех семи корпусов, вошедших в состав The Eliza Jane, были придуманы обои, в рисунках которых запечатлена история располагавшихся в них складов, магазинов и фабрик.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *